Крит

Путешественники

Крит
Прекрасны туристические места вне сезона. Ажиотаж и нервозность идут на спад, а красоты остаются, за просмотр которых еще недавно толкались толпы туристов, да так и не смогли хорошенько рассмотреть в толчее. Для примера попробуйте сравнить Крит в начале августа и в конце октября — вы с большим трудом сможете поверить, что это одно и тоже место. Камни и вода еще сохраняют тепло лета, вечера еще нежны, виноградик уже собрали, все эти белотелые люди, которых нужно было обсчитать и обвесить, уже вернулись прозябать в свои офисы. Остается только пить настоящие молодые вина и танцевать.
 
Остров Крит

Чуть позже начнутся дожди, остров превратится из белого в зеленый. Нальются соком и жизнью подножия гор. Каждый житель, будь он почтальон или школьный учитель, вспомнит, что у него где-то там сад с огородом и пара оливковых деревьев (покупать оливковое масло для коренного населения дело немыслимое — в каждой уважающей себя семье оно производится в достаточных для внутренних нужд количествах).

Но это все будет ближе к ноябрю. Пока лето еще не совсем передало дела осени, островитяне просто снимают маски и начинают резать баранов. Вечера все еще длятся до утра, но уже не надо думать о талии и бицепсах. Набранные за зиму шесть кило будут сброшены в мае-июне, а пока что и без того неторопливая жизнь наполняется еще большим вкусом. Потому что как ни крути, а нет в греческой жизни большего удовольствия, чем бесконечные застолья. Когда уже и спели, и соседей позвали, а на столе все еще достаточно снеди, чтоб накормить пару африканских деревень. Сэмюэлу Джонсону приписывают высказывание в том духе, что, мол, мужчина, потребляющий вкусный ужин каждый день, куда счастливей того, чья жена говорит по-гречески. И только в Греции с этим можно не согласиться.

Распространяется всеобщее благорасположение и на приезжих. Если вы окажетесь на Крите в это время, и даже если у Вас нет тети или дяди, родившихся на той же улице, что и первый встретившийся вам абориген, даже если вас не зовут Никосом, Александросом или, на худой конец, Димитросом и даже если вы не отличите с закрытыми глазами десять сортов местного козьего сыра — все равно вам будут рады как родному.

Вы уже вроде бы не турист, а путешественник. Вас уже не пошлют на ближайший пляж, где надо с трудом проделывать тропу к морю по мозаике чужих полотенец, а посоветуют небольшую бухточку, где нет ни души. Да и вообще, если так пошло, можно одолжить лодку у двоюродного брата и попасть куда-то, где редко ступает нога инородца, а то и переночевать в горной деревеньке у племянника и попасть на гулянья под сомнительным предлогом праздника каштанов. С вами интересно поговорить. Причем после второго-третьего литра разговора вас начинают звать на свадьбы и крестины.

Отказываться от таких предложений не просто глупо, а даже грешно. Особенно если зовут в горы. Ведь остров Крит — это не только теплые воды, но и мили треков, проходящие через всю местность с тяжелым рельефом, остановки в красивейших деревеньках, на маслобойнях и сыроварнях. Трудно подобрать наилучший период как не октябрь месяц для их посещения, когда солнце Крита, наконец, позволит выбираться с пляжа дольше чем на 30 минут?

Достаточно быстрого взгляда на карту острова, чтобы увидеть большое зеленый островок на поверхности Крита. А в центре этого зеленого островка находится Самария.  Самария является заброшенной деревней, в которой размещена администрация национального парка «Белые горы». 16 километровый спуск к Ливийскому морю проходит около Венецианского форта, руин доисторических поселений, а также остатков храма Аполлона (или Артемиды). Тут живописно расположились местные козы кири-кири, которые неизменно радуют фотоохотника. В конце ущелья туриста поджидает рыбацкая деревенька Агия-Румели с шикарными тавернами. Вам может повезти попасть на какой-нибудь праздник ракии, там же можно и заночевать. Но праздник или нет, а щупальца осьминога вам отпустят при любых обстоятельствах. Кто-то предпочтет пиво, иные белое вино, кто-то рванет на развалины Тары, а некоторые рванут на пляж Мармара, ну и затем на паром до Хора-Сфакион.

Кроме Самарийского ущелья, есть еще Рувас и Ха, Е4 — окончание тянущегося через всю Европу трека (из Португалии-через Испанию, Францию, Швейцарию, Австрию, Венгрию, Сербию, Болгарию и Грецию вплоть до Като-Закрос на Крите).

Впрочем, пример местного населения прекрасно дает понять, что счастье возможно без страдания. И никто не мешает любоваться горными вершинами, поедая сувлаки и предоставив карабкаться по склонам козам и французским пенсионерам. «Хора и кали» — что в вольном переводе «жизнь налаживается».





06:46
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!